Back to All Events

Игорь Иртеньев и Алла Боссарт: Семейный Подряд в Интерьере

irtenjev.jpeg
bossard.jpeg

Игорь Иртеньев, один из самых известных сегодня поэтов иронического направления, родился  в 1947 в Москве. Был в числе основателей созданного в 1986 году московского клуба «Поэзия», куда  вошли наиболее заметные представители литературного андерграунда того времени. Стихи Иртеньева печатались в журналах «Огонёк», «Юность», «Октябрь», «Знамя», «Арион», литературных антологиях «Строфы века», «Самиздат века», переводились на многие европейские языки. Работал колумнистом в различных изданиях. С 1994 по 2003 год был главным редактором иронического журнала Жванецкого «Magazine». В настоящее время сотрудничает с популярным израильским изданием «Беседер?». Автор двадцати поэтических сборников. Лауреат премии «Золотой Остап» (1992), литературных премий журналов «Огонек», «Октябрь», премии Союза журналистов России «Золотое перо» (2001). Участник популярных телевизионных и радиопрограмм «Взгляд»«Монтаж», «Итого», «Бесплатный сыр», «Плавленый сырок».  В октябре 2011 года вместе с женой Аллой Боссарт получил израильское гражданство. Живёт в Москве и в Кармиэле (Израиль).

Алла Боссарт, известный  публицист, родилась в Москве. Закончила журфак МГУ. Работала в различных центральных изданиях. Начиная с 1986 года — в главных перестроечных органах «Огонёк», «Столица», «Московские новости». С 1997 года в течение 15 лет — обозреватель «Новой газеты».  За годы работы в СМИ написала огромное количество статей, репортажей, очерков и эссе. С конца 90-х годов пишет прозу. В толстых журналах и сборниках опубликовано около 50 рассказов и повестей, три романа. Номинировалась на премии «Русский Букер», «Большая книга», «Премию Белкина». Последние 5 лет пишет стихи. Публиковалась в журналах «Арион», «Новая Юность», «Иерусалимский журнал»,  антологии «Лучшие стихи 2013 года». Член Союза кинематографистов, академик национальной Киноакадемии НИКА, критик. Автор сценариев ряда сериалов и фильмов.

 

Алла и Игорь о себе и творчестве:

 

Нам нравится выступать вместе. Тексты Иртеньева на моем фоне выглядят еще смешнее, а его желчная ирония придает неожиданный ракурс моему обостренному трагизму. Короче говоря, как пелось в старом и прекрасном мультфильме «Голубой щенок» - «мы с тобой такие разные, но единой нитью связаны». И вот эта, так сказать, нить, она же уза, делает наш семейный подряд специфическим концептуальным шоу, трагикомическим по духу и демократичным по существу. Демократия и братство простерли свои щупальца во все области нашего творчества. Мы вместе пишем песни для спектаклей, сочиняем сценарии и даем друг другу различные советы по части написания стишков. Потому что, как поют те же персонажи в том же мультфильме - «я уважаю Пирата, - а я уважаю Кота!» Это не могло не отразиться на характере нашей поэзии. Стихи Игоря становятся со временем все драматичнее и серьезней, а мои – все веселее. Иногда мы сами не можем разобраться, кто из нас что написал. Думаем, что скоро мы станем вполне взаимозаменяемы.

Об Иртеньеве:

Журналист Леонид Велехов ( Свобода)

Имя, лицо и, главное, конечно, стихи Игоря Иртеньева стали широко известны в благословенные для свободы слова 90-е, точнее даже, во второй их половине, когда на популярном и качественном в ту пору телеканале НТВ появилась одна из самых качественных передач, пародийно-сатирическое новостное обозрение "Итого", где Иртеньев исполнял роль самого себя, поэта-правдоруба Игоря Иртеньева.

Писать хорошие стихи, причем не только сатирические, он начал задолго до этого. Однако, как известно, телевидение это та катапульта или, на худой конец, подкидная доска, которая выбрасывает артиста или поэта в световую полосу славы и в мгновение ока превращает в знаменитость, иногда даже в звезду. И повезло тому, кому повезло, кто попал в эту световую полосу, но только беда в том, что долго в ней мало кому удается удержаться, а выпасть из нее для многих, если не для большинства, – настоящая трагедия.

А вот наш поэт-правдоруб все пережил спокойно – и минуты звездной славы, и их окончание. Хорошие, остроумные стихи – как писал, так и продолжает писать. Общественный свой темперамент, заставлявший в пору "Итого" откликаться на каждый политический чих, сохранил в полной мере, хотя на политические чихи рифмованной строкой откликается пореже, не в еженедельном режиме. Но правду – как рубил, так и рубит: про Путина, про Украину, про Крым, про состояние умов дорогих соотечественников…

Писатель, поэт, журналист Дмитрий Быков :

Игорь Иртеньев – один из самых известных во всем мире русских поэтов, и хотя «известный поэт» – по нынешним временам звучит парадоксально, он как раз и есть такой парадокс и живет в этом статусе уже лет 30.

Из тех, кто начинал вместе с ним, одни переквалифицировались в бизнесмены, сценаристы или памятники себе, другие уехали и замолчали, а третьи, увы, просто умерли.

И торчит Иртеньев среди российского пейзажа чуть ли не единственным напоминанием о клубе «Поэзия» и о прекрасном поколении, прямо из андеграунда шагнувшем в журналы и на эстрады.

Есть замечательный критерий подлинной поэзии: если она ушла в обиходный язык – значит, поэт хорошо справляется с главной своей работой. То есть дает человечеству точные формулы для выражения тех вещей, которые оно чувствует, но вслух высказать не может.

И множество раз в своей жизни наш человек думает о себе словами Иртеньева: «Мой друг, мой брат, мой современник! Что мне сказать тебе в ответ? Конечно, трудно жить без денег, а где их взять, когда их нет?», «Беспечные подруги давно минувших дней уже не так упруги, чтоб не сказать сильней», «Страна моя идет ко дну со мною заодно, а мне обидно за страну и боязно за дно».

Режиссер и автор мультфильмов Юрий Норштейн:

«Пошлость — тривиальное состояние сегодняшнего времени. Снобизм — компенсация невежества. Пафос Игоря — снижение пафоса.

Однажды летним тёплым днем я купил его книжку, шёл бульваром, читал и хохотал, совершенно не думая, какую картину являю встречной публике. Его книжка сорвала нам в студии рабочий день. Как придурки, все ходили и читали друг другу иртеньевские строчки. Теперь я точно знаю, как подсчитать убытки — они умещаются в длину стихов Иртеньева. Такого не ведает ни одна математика в мире. <...>

К творчеству Иртеньева надо относиться серьёзно, как к высокой поэзии, просвеченной невероятной лёгкостью и юмором. <...>

Прежде знакомства с Игорем я знал его строчки в виде устного народного творчества, не подозревая, что автор — вот он, здесь. И с ним можно поздороваться и выпить!»

Писатель и журналист Петр Вайль:

Игоря Иртеньева столько раз называли ироническим поэтом, ироническим лириком, просто иронистом, что пора бы разобраться, в чём разница между двумя главными видами комического — иронией и юмором. Коротко говоря, ирония — смешное под маской серьёзного. Юмор — серьёзное под маской смешного. Даже беглый взгляд на иртеньевские строки покажет, что перед нами второй случай. Чувство юмора не эстетическая категория, по крайней мере, не только. Это мировоззрение. Человек, обладающий чувством юмора, вряд ли бросится опрометью на баррикады, но и не станет забиваться в угол и отгораживаться. Ему душевно важна картина мира во всей её полноте — с красотами, слабостями, вершинами, провалами. С другими и с собой. С друзьями и врагами. С добром и злом. С правыми и виноватыми...»

Об Алле Боссард.

Виктор Шендерович:

«Аллу Боссарт, конечно, ни с кем не перепутать. Она ядовитая, она яркая, она может раздражать, она может восхищать. Её стихи очень похожи на неё. Это очень хорошее качество, очень хороший показатель — когда стихи похожи на человека, который их пишет».